Суббота, 23.09.2017, 17:23 

23 ФЕВРАЛЯ

Приветствую Вас Гость | RSS

Меню сайта
Форма входа
Логин:
Пароль:
Облако тягов
Статистика
Главная » 2014 » Октябрь » 19 » Конец весны 1992 года - Тимур Ужахов
18:45
Конец весны 1992 года - Тимур Ужахов
- Тимур, приходи вечером на угол, где Садовая выходит на Владикавказскую трассу. Старейшины приняли решение выставлять на всех выездах из поселка патрули на ночь.
- С чего такие предосторожности?
- Да последнее время по ночам из отдельных проезжающих мимо по трассе машин ведется стрельба по домам. Нужно защищаться, поэтому не забудь взять ружье, или что у вас там есть из оружия.
Конец весны 1992 года в Пригородном районе Северной Осетии напоминал растревоженный улей. В поселке Карца, где компактно проживали ингуши, ежедневно проходили массовые сходы местных жителей и активистов национальных движений. Совсем недавно был принят Закон "О реабилитации репрессированных народов", в котором было предусмотрено восстановление прежних (до депортации 1944 года) административных границ автономных республик. Для ингушей - это событие давало возможность вернуть себе потерянный почти 50 лет назад Пригородный район, где до сих пор молчаливым напоминаем о превратностях судьбы стояли покинутые нашими отцами и дедами дома, занятые теперь новыми хозяевами.
Пламенные речи ораторов зажигали национально-патриотические чувства народа, но мало влияли на реальную работу по укреплению полученного статуса отдельной республики Ингушетия, после взятого чеченцами курса на отделение от Российской Федерации и соответсвенно разделения Чечено-Ингушской АССР. Впрочем характер требований ингушей не выходил за рамки территориальной реабилитации, что подтвердил проведенный немногим ранее всенародный референдум, на котором подавляющим количеством голосов ингуши проголосовал за сохранение статуса субъекта РФ. Более того, людей крайне тяготил факт развала СССР, который рассматривался как результат заговора Западных держав.
Как я уже отметил, выше, никто из представителей национальных движений вновь созданной республики Ингушетия не знал, что нужно делать с полученным статусом и на чем необходимо в первую очередь сосредоточить свои усилия. Отдельные деятели искали поддержки Президента Чечни Джохара Дудаева, который с самого начала дал понять, что проблемы ингушей - это внутреннее дело России. Другие ездили в Тбилиси на встречи со Звиадом Гамсахурдиа, который видел в ингушах своих стратегических союзников в борьбе против территориальных претензий Осетии, и активно поддерживал любые антиосетинские начинания. И те и другие делегации имели мало успеха в реализации целей по строительству собственной государственности, поскольку действовали зачастую вразнобой, не имели ни внятного представления что собственно нужно делать, и тратили время по большей части на произнесение патриотических речей, которыми упивался народ после долгих десятилетий молчания.
Совсем иначе подходили к проблеме в Северной Осетии. Лидеры республики, осознав на примере ранее произошедшего юго-осетинского конфликта возможные серьезные последствия активности ингушской стороны, начали заранее готовится к серьезному противостоянию. Повсеместно создавались и вооружались отряды ополчения. Как дополнительный сдерживающий фактор, вокруг ингушских сел разбивались лагеря беженцев из Южной Осетии. Шли постоянные консультации с федеральным центром, в ходе которых была выработан единый сценарий действий. Его суть состояла в том, что Ельцину нужен был благовидный предлог ввести войска в мятежную Чечню, и руководство Северной Осетии сумело найти общий интерес. Галазов и Дзасохов убедили новое высшее руководство РФ, что конфликт осетин и ингушей, где вооруженные силы России выступят на стороне Осетии, подтолкнет Дудаева вступиться за братьев ингушей. Как показал дальнейший ход событий, чеченцы видимо просчитали данный сценарий и не стали вмешиваться в ход событий, закончившихся пролитием крови сотен людей и практически полным изгнанием ингушей (свыше 75 тысяч человек) из Пригородного района и города Владикавказ. Это вполне устраивало осетинских лидеров, которым по большому счету было наплевать на все остальные ставки в этой игре.
Но все это должно было в будущем, а пока я, двадцатилетний парень, размышлял, удастся ли моя попытка сбежать от бдительного ока домашних на всю ночь охранять поселок вместе с группами других односельчан.
Кроме юношеского желания участвовать вместе со всеми в таком важном мероприятии, у меня был еще и другой аргумент. Наш новый сосед, снявший в аренду дом напротив, оказался известным в своих кругах наркоторговцем, которых в поселке Карца было в то время не мало. Все они имели надежную "крышу" в лице органов, и не испытывали никаких проблем в своей паскудном деле. При этом вокруг подобных притонов сложилась многочисленная клиентура из числа осетинских наркоманов, что позволяло наркодельцам зарабатывать по своим временам баснословные деньги. Учитывая выше описанный расклад, под окном моей спальни каждую ночь останавливались десятки автомобилей, с искавшими дозу наркоманами. Особое раздражение у меня вызывала собака нашего наркобарона - огромная овчарка, которая оповещала громким лаем всю улицу, о каждом новом ночном визитере.
Так что, учитывая перспективу слушать какофонию, это давало лишний аргумент в пользу ночной, как мне тогда это представлялось, прогулки.
Будучи достаточно предусмотрительным, я заготовил несколько бутербродов, и заранее потихоньку занес в свою комнату ружье отца. Когда дома все легли спать, я незаметно вышел на улицу, спрятав оружие под широким теплым плащом.
Несмотря на позднее время, многие жители поселка не спали. Совсем недавно люди повально бросились заниматься производством и торговлей водки. Отдельные семейные бригады могли наштамповать за ночь до тысячи бутылок. Это было похоже на сумасшествие - цистерны со спиртом, расходившиеся по частным дворам, бесчисленные фуры с готовой водкой, отъезжающие в разные регионы.
Старики из числа духовных лидеров ругали таких предпринимателей, указывая на запрет в религии заниматься алкоголем и наркотиками. Они даже грозили небесными карами за такое недостойное поведение, но хорошие барыши легко заглушали голос совести. Тем более учитывая весьма поверхностный уровень традиционного для того времени представления об исламе.
Впрочем, с вашего позволения, вернемся к моей ночной вылазке. Добравшись до места, я обнаружил там нескольких знакомых, которые пришли сюда раньше меня с той же целью и заняли все удобные места для долгого сидения.. Один из ребят принес с собой из дому три бутылки водки, и ночь обещала быть не такой скучной. Пригодились и мои бутерброды.
- С чего такая паника? Кому пришло в голову выставлять охрану? - спросил подошедший последним Руслан.
- Да тут пару дней назад мимо поселка носился Уазик, из которого палили по поселку из автоматов. Люди были напуганы. Несколько мужчин подпилили тополь в районе школы и завалили им проезд. В очередной раз те стрелки уперлись на скорости прямо в то дерево. Говорят, что у них были удостоверения сотрудников, - ответил старший из нас Магомед.
- Да мало ли тут болтают местные сплетники. Кто видел тех людей? - вставил свою реплику вечно скептически настроенный Илез.
- Не знаю, я только слышал такой разговор от соседа.
- Меня лично больше напрягают юго-осетинцы, которыми заселили интернат через дорогу. Злые они и воровитые. Наши постоянно с ними драться ходят стенка на стенку. Их из Цхинвала грузины гонят, вот и едут к своим братьям из Северной Осетии. Если нас погонят, мы так же в Грозный побежим, - предположил Ахмед, гордившийся своими познаниями в сложных политических процессах, почерпнутых им по большей части из новых националистических газет и листовок.
- Заткнись! Никто нас не погонит. Это наша земля и наши дома! Будем драться насмерть! Да и не будет никакой войны, мы же в одной большой и сильной стране живем. А то, что там Гамсахурдиа мутит, так это его дела. В Москве приняли закон о нашей реабилитации, и осетины нам район все равно отдадут. Они же не дураки с Россией ссориться, - сделал свое авторитетное замечание Магомед.
- А я слышал, что приезжал домой наш земляк генерал Сулумбек Осканов, который командует в Липецке какой-то авиацией. Так вот, он предупредил осетинов и чеченцев, что если они позволят себе против ингушей провокацию, он их бомбардировщиками своими разбомбит, - поделился мыслями Руслан.
- Да не разбомбит он уже никого. Он недавно разбился во время испытательного полета. Ему даже звание Героя дали, что не стал катапультироваться и увел самолет от жилых домов, - осадил его Магомед.
- Наверняка его осетины "заказали". Ну ничего, у нас еще генерал Аушев есть, с которым в Москве тоже очень даже считаются, - продолжил свою мысль Руслан.
Имя прославленного боевого генерала, Героя Советского Союза, ветерана афганской войны, руководителя комитета по делам воинов-интернационалистов наполнило нас всех особой гордостью, погрузив уже сонных ребят в долгие глубокие размышления.
- Ладно парни, светает, пора по домам. И не бойтесь ничего. Войны не будет. Осетины и ингуши веками жили бок о бок. Всякое бывало, но нас многое связывает, в том числе и кровные узы, - подвел итог ночному дежурству Магомед.
"Войны не будет!" - повторял я себе как заклинание по дороге домой. До кровавых событий осени 1992 года оставалось пять месяцев.

Тимур Ужахов

Просмотров: 619 | Добавил: February | Теги: Северной Осетии Закон депортация
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Поиск
Видео
Корзина


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz